"Посмотрите в глаза детям, чьих отца вы убили"

После суда над Цымбалюком радикал Стерненко попытался затравить замглавреда "Страны" Светлану Крюкову. Но что-то пошло не так

"Посмотрите в глаза детям, чьих отца вы убили", фото-1

– Светлана, давайте сфотографируемся! – националист Сергей Стерненко включает фронтальную камеру на телефоне и приближается к заместителю главного редактора "Страна.ua" Светлане Крюковой. Она в это время как раз просматривала Уголовный кодекс у книжного стенда в фойе Шевченковского суда. И с удивлением поворачивается к активисту - ну здравствуйте.

В суде аншлаг. Тут только-только закончилось заседание над другом Стерненко - еще одним радикалом Алексеем Цымбалюком, который летом напал на журналиста "Страны" Владислава Бовтрука.

Суд закончился для нападавшего плохо: адвокату Цымбалюка Маси Нашему отказали в ходатайстве закрыть дело и назначили следующее заседание на 10 февраля. Это существенно испортило настроение группе поддержки Цымбалюка. Обстоятельства требовали сатисфакции.

Стерненко захотел получить ее прямо сейчас. 

Хобби "активиста" – снимать видеоблоги о том, как цепляется к разным людям, забрасывая их обвинениями, оскорбляя и провоцируя в прямом эфире. Цель таких видео-сэлфи – психологически задавить собеседника и вынудить жертву уйти. Как правило все заканчивается именно этим - собеседник убегает. 

Но в этот раз что-то пошло не так…

Крюкова заявляет, что отказывается делать сэлфи. 

– Я не фотографируюсь с убийцами. Которые убивают людей и снимают это на видео, – говорит Светлана. 

Напомним, что 24 мая 2018 года экс-глава одесского "Правого сектора" Стерненко зарезал Ивана Кузнецова и ранил ножом еще одного - Александра Исайкула (но ему удалось убежать и выжить). Обстоятельства этого дела подробно описала "Страна".

Сразу после инцидента Стерненко вел онлайн-трансляцию, демонстрируя умирающего человека, а когда Кузнецов скончался - он снимал мертвое тело, описывая обстоятельства совершенного убийства. При множестве доказательств, Стерненко все еще на свободе. 

Но вернемся к сцене. Активист на мгновение замер, когда услышал слово "убийца". Однако камеру не выключил. С чего бы? Его любимый жанр – реалити-шоу. 

Но тут на подмогу быстро подоспел адвокат Маси Найем. Он врывается как рефери в боксе, чтобы предотвратить накаут и принять удар на себя. 

%D0%A1%D0%BD%D0%B8%D0%BC%D0%BE%D0%BA_%D1%8D%D0%BA%D1%80%D0%B0%D0%BD%D0%B0_2020-01-30_%D0%B2_18.08_.29_.png

Маси Найем. Фото: "Страна"

– Светлана, вы нарушаете его права! – обращается Найем к Крюковой. Его логика проста: нет решения суда, значит не убийца. 

Крюкову в это время окольцовывает со всех сторон массовка зрителей - радикалы, журналисты и праздные любители уличных шоу. Вот-вот что-то начнется. В центре – Стерненко, Найем и Крюкова. 

Активист так увлекся, что уже и забыл про сэлфи. И что пришел на суд по Цымбалюку. И что вокруг куча камер. Все предвкушают скандал. Крюкова продолжает настаивать на своем. 

– Этот человек убил другого человека, зарезал ножом... – она констатирует.

– Это неправда...

– И снял это на видео...

– Это неправда... – повторяет Найем.

– И сейчас он ходит на свободе.

– Ты врешь, – Найем резко и без приглашения переходит на "ты". 

– Я говорю правду. Это видела вся страна.

– Это глупо – нарушать чужие права. Я же не говорю, что ты продажный журналист, потому что знаю, что нарушаю твои права, что я должен доказать это. И то же самое по Сереже. Если ты говоришь, что он убил, его должны судить, должен быть приговор.   

– Ты сейчас работаешь адвокатом Цымбалюка или адвокатом Стерненко? – внезапно спрашивает Светлана. 

– И у Цымбалюка, и у Стерненко, – немного подумав, отвечает Найем. Больше других задумался Цымбалюк и на всякий случай отошел в сторонку "закручивать" сигаретку. Встреча затягивалась. 

– Если сегодня заседание по делу Цымбалюка, почему сейчас ты защищаешь Стерненко? 

– Ты не можешь говорить, что это было убийство, пока нет решения суда, – снова повторяет Найем. 

– Если ты не согласен с моей точкой зрения, ты можешь подать на меня в суд. И там мы продолжим эту дискуссию. 

Маси ретируется, а на арену снова выходит Стерненко и зачем-то обращается к Светлане с просьбой описать детали убийства: 

– Расскажите, как это было? 

– Знаете, иногда убийца мысленно возвращается на место преступления. Вы хотите, чтобы я сейчас в очередной раз рассказала вам о том, как вы убивали человека? Для чего вам это нужно? Вы хотите получить удовольствие, повторяя историю убийства?

И сама же отвечает на поставленные вопросы. Крюкова рассказывает о покойном Иване Кузнецове, которого зарезал Стерненко. У него осталось трое маленьких детей. "Страна" ездила в Одессу и делала интервью со вдовой погибшего Олесей. Корреспондент "Страны" оказался первым, кто сообщил родным Ивана Кузнецова о его гибели. 

"Никто так до сих пор и не понял, из-за чего Стерненко убил Ваню. Причем не просто убил. Он его сначала ранил, а потом, когда Ваня бросился убегать, догнал и нанес ему еще несколько ударов ножом. Потом экспертиза показала, что у Вани было пять ножевых ударов", – сказала нам Олеся.

Тогда же вдова Ивана Кузнецова рассказала "Стране", что Стерненко не пытался с ней связаться.

– Вы детей оставили сиротами, и после этого сейчас пытаетесь делать из этого шоу? – Возмущается Светлана. 

– Мне интересно услышать вашу версию событий, вы же рассказываете обо мне постоянно, расскажите еще раз, – просит Стерненко. 

– Я предлагаю вам поехать в Одессу и посмотреть в глаза детям, чьих отца вы убили. 

– А кто бы смотрел в глаза моим родителям, если бы убили меня?

– А если бы его убили? – снова встревает Маси Найем. Теперь они вдвоем со Стерненко наседают на Крюкову. 

– Секундочку, ребята. Я одна, вас двое. Он (Стерненко – Ред.) не может постоять сам за себя? Вы же мальчики. Позовите третьего, четвертого.  Или вы можете действовать только толпой? – обращается Светлана к Маси. 

%D0%9C%D0%B0%D1%81%D0%B8.png

Фото: "Страна" 

После этого Стерненко тут же рукой отстраняет Маси и остается со Светланой один на один. У него только один вопрос к собеседнице: "Что Исаенко и Кузнецов делали четыре часа под моим домом ночью?". Других вопросов у него нет. 

– Вы путаете меня с прокурором, – отвечает Светлана.

– Вы обвиняете меня в преступлении, которого я не совершал! 

– Господин Стерненко, если вы хотите дискуссию по сути, вам нужно научиться делать это самостоятельно, а не в присутствии множества парламентеров, которые вас защищают. Если вы хотите обсудить детали дела, я предлагаю это делать в рамках судебного заседания, вместе с вашими адвокатами и прокурорами. 

– Да вы уже начали это делать!

– Я вам сказала свое оценочное суждение, основанное на публичных материалах и на разговоре с мамой детей, которых вы оставили без отца. 

Реплика про мать отозвалась в Стерненко. После этого он почему-то перевел разговор к собственной матери.

– Моя мама была очень разочарована тем, что на меня напали. Простой вопрос: что Кузнецов и Исаенко делали у меня под подьездом... –  один вопрос по кругу. 

У Крюковой на его вопрос есть очередной встречный. 

– А мне, кстати, очень интересно, что ваша мама думает о вашем поступке? 

– Моя мама думает, что, слава Богу, я остался жив.

– А ваша мама вами гордится? - аккуратно спрашивает Светлана. И внимательно слушает его ответ.

Стерненко перебивает и еше несколько раз повторяет тот же вопрос про Кузнецова и Исаенко. 

– Я не могу разговаривать с мужчиной, который разговаривает, как женщина, перебивая меня на каждом шагу. 

– А если бы вашего сына попытались убить, вы бы жалели, что его не убили? – Стерненко переходит в наступление.

– Если бы мой сын совершил убийство, мне было бы очень стыдно. 

– Если бы его пытались при этом убить?

– Неважно.

– Вам было бы стыдно, что ваш сын не сдох? – на этих словах Стерненко мельком бросает взгляд на свой телефон, который держит в левой руке, снимая все происходящее на фронтальную камеру. Кажется, он проверяет, насколько хорошо смотрится в кадре. Привычка. 

– Я считаю, что вашей маме должно быть за вас очень стыдно. За то, что вы убили человека, а потом снимали это на видео, - говорит Светлана. 

Стерненко снова повторяет вопрос о том, что Исаенко и Кузнецов делали у него под подьездом. Дискуссия заходит в тупик. В какой-то момент Крюкова говорит, что продолжит дискуссию тогда, когда станет прокурором (Стерненко отвечает – "не дай Бог") и в рамках судебного процесса.

– Вы тратите мое время. На этом все? – спрашивает Светлана.

– Все, – отвечает Стерненко, он готов поскорее нажать "Стоп" на записи, но Светлана продолжает: 

– Всего хорошего, господин Стерненко. 

– Спасибо…, – несколько неуверенно ответил активист, разгадывая в словах собеседницы то ли иронию, то ли доброе пожелание. 

–  И чтобы у вас всегда на душе был покой, - продолжила Светлана. 

Стерненко теряется от такой доброй реплики и какое-то время соображает, как реагировать. 

– А он у меня и так есть! - авторитетно заявляет Стерненко. 

– Я вижу. Вижу, как вы спокойны. 

– Я не спокойный?! - спрашивает Стерненко. Было бы рядом зеркало, он бы в него заглянул. Активист неспокоен, едва заметно дрожит рука, в которой он удерживает телефон. Его глаза наливаются нездоровым блеском. Это становится заметно окружающим и самой Светлане. 

– Я вижу, какой покой у вас на душе. Он прекрасен. Мне нравится ваше моральное состояние, - иронизирует Крюкова. 

Стерненко молча смотрит на нее. Он в замешательстве, силится сообразить - это сарказм или жалость?

– А какое у меня моральное состояние? – все же решается спросить он.

– Вы хотите получить от меня психологическую консультацию? Знаете, чем мое моральное состояние отличается от вашего? 

Он смотрит на нее вопросительно. 

- Тем, что мы на суде над вашим другом Цымбалюком довели судебный процесс до такого состояния, что вы сейчас вынуждены оправдываться. И это прекрасно. 

– Потому что вы травите! – отчаянный крик звучит из секции на галерке группы-поддержки Стерненко и Цымбалюка. Красивый аккорд этой встречи. 

– Мы травим? – Крюкова смеется. –  Друзья, я считаю это прекрасный итог судебного заседания над активистом, который напал на журналиста. Оказывается, мы, журналисты, травим вас. 

Стерненко повторяет по десятому разу тот же вопрос про Кузнецова и Исаенко. Ничего другого ему не остается. 

– Вы во всем так по кругу ходите? Десятый раз возвращаетесь к одному и тому же. Вы живете в состоянии бесконечного оправдания. Это ваша проблема, а не моя. Решайте ее без меня, пожалуйста. Мне нужно давать интервью. Могу я продолжить? – Светлана Крюкова смотрит вплотную на Стерненко, указывая на камеры телеканалов, ожидающих, когда закончиться шоу и начнется прямой эфир. 

Тот "пфыкает" и выдает: 

– Да пожалуйста! 

Стерненко нажимает на "стоп", прячет телефон и уходит. 

Занавес.

Стерненко политика общество
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции
Комментарии