Дети, война, стресс. Рассказывает психолог.

На горячую линию Донбасс SOS стали поступать звонки с вопросами о том, как вести себя родителям детей, которые находятся в зоне боевых действий или тем родителям-переселенцам, чьи дети родом из зоны АТО. Мы решили обратиться к психологу, работающей с детьми.

На наши вопросы отвечала Тамара Придатко из общественной организации «Вільний вибір».

Расскажите, пожалуйста, отличается ли реакция ребенка на обстрелы от реакции взрослого на эти же события?

Да,  отличается.  Взрослый человек — это зрелая личность, которая  уже имеет опыт  реагирования на определенные ситуации, может осознавать, что происходит. У взрослых  есть знания и жизненный опыт, они могут понимать последствия , отслеживать свою реакцию на те или иные острые события, а у детей главная опора в тяжелой ситуации  - их чувства и реакция родителей. Дети считывают эмоциональный фон родителей, и их реакция прямо зависит от реакции взрослого. Стресс будет усиливаться, если у родителей нет возможности или желания поговорить с ребенком.  Иногда взрослые не понимают   что разговаривать с ребенком, находящимся в стрессовой ситуации , — необходимо. Иногда, у взрослых есть такое желание, но они не знают как построить разговор и уходят от него. Совет взрослым – быть откровенными и открытыми для общения. В то же время,  важно помнить, что не каждая травмирующая ситуация может стать травмой. Все зависит и от ситуации,  и от психологических особенностей ребенка.

Какой может быть реакция ребенка на обстрелы?

Чаще всего это может быть скрытая реакция , которую мы не можем увидеть  сразу. Например,  агрессия или плохой сон. Агрессия может быть направлена  на одноклассников или детей своего возраста,  подростки уходят в протест и могут показать все нежелательное поведение, которое мы можем от них ожидать. Это может быть и самоагрессия, которая направлена  на  разрушение себя.

Можно ли подробнее о самоагрессии? Каковы ее проявления?

Разрушение себя — скрытая агрессия.  Разрушение всего вокруг себя —  эта агрессия,  направленная во внешний мир: бросание игрушек или употребление плохих слов. Но если ребенка научили, что злость  выносить во внешний мир — плохо , то она переходит во внутреннюю  злость. Например, дети начинают грызть ногти, рвать заусеницы, расцарапывать ранки или вырывать волосы.  Это наказание себя:  я — не хороший,  я – виноват в том,  что происходит. Внутренняя агрессия  до какого то времени скапливается , потом начинает проявляться вышеописанными симптомами.

Какие рекомендации вы можете дать родителям? На какие именно тревожные симптомы нужно обратить внимание?

Важно обращать внимание на поведение ребенка.  Игра — важная составляющая жизни маленького человека. Если он отказывается играть, резко реагирует на все , грубит,  плохо спит,  не может себя контролировать,  либо не жалуется ни на что и замыкается в себе или, наоборот,  много говорит, то все это тревожные психосоматические проявления.  Родителям важно находиться рядом  с ребенком, обязательно разговаривать с ним, очень важен диалог.   Обсуждать какие-то повседневные вещи, мечтать, строить позитивные планы на будущее.  Это все переключает ребенка на положительное мироощущение.  Взрослые владеют навыками психоэдукации – психологической грамотности. Они знают,  что может произойти что-то плохое и как себя вести. Знают, что испытывать страх в определенных ситуациях – это нормально. У детей нет четкого понимания, что испытывать страх после стресса –это вариант нормы.

Скажите, пожалуйста, различаются ли реакции на стресс у ребенка младшего школьного возраста и подростка?

Да, реакции разные.  Ребенок до 6-7, иногда и до 10 лет эмоционально более связан с родителями. Подростки уже начинают отделять себя от взрослого, это часть их взросления. В силу возраста, для них естественно не воспринимать поддержку родителей, они уже не так сильно резонируют с эмоциональным фоном матери или отца.  Тем не менее, очень важно дать им поддержку словесно, апеллировать к их взрослой части: объяснять ситуацию. Здесь важен диалог.

Какие поведенческие проявления ребенка могут указать взрослым на то, что пора обращаться к психологу?

Психолог: Если родители начинают задавать себе вопросы, на которые нет ответа. Или не знают, как реагировать на поведение ребенка, мой совет: обратиться за консультацией к психологу. В любом случае, это не будет лишним. Далее каждый конкретный случай рассматривается индивидуально.

Влияет ли на детей ВПЛ, покинувших зону «горячего конфликта» обострение ситуации в зоне проведения АТО, ведь события происходят в родных для них местах?

Психолог: влияло и влияет. Сейчас много общественных организаций помогают психологической поддержкой. Я могу порекомендовать успешно действующие программы . Одна из них — СЕТА при Киево-Могилянской академии ( контактные телефоны  093 817 18 01 и 068 117 63 52). Специалисты этой программы работают с маленькими переселенцами, занимаются их психологической поддержкой. Также они запустили обучающую программу для учителей на востоке страны. Именно для того, чтобы учителя могли бы выстраивать свое общение с детьми с учетом сложившейся ситуации, чтобы пытаться нивелировать негативные последствия в психике детей.  Здесь заложен профилактический элемент, чтобы проблемы решались на месте, по принципу: здесь и сейчас.

Или можно обратиться в нашу организацию  -  «Вільний вибір». Мы занимаемся психологической поддержкой демобилизованных бойцов АТО, членов их семей, переселенцев и волонтеров. Моя специализация – дети. Я детский психолог. Мы предоставляем консультации бесплатно по скайпу, телефону, или при личных встречах. К нам можно обратится по телефонам  063 649 49 91 либо 063 225 46 39.  Мы готовы давать контакты наших коллег на местах, если вам или вашим детям нужна поддержка психолога.

donbasssos
Войнанадонбассе психолог новостиселидовоновогродовка.
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции

Комментарии